Ракетчик (raketchik) wrote,
Ракетчик
raketchik

Categories:

Гастелло

Ах, какая погода была сегодня! Я вышел на улицу, и сразу вспомнил детство.
Зимы стали скупы на снег. В детстве было всё не так.
Прошлый год мы со шкетом попробовали построить в саду снежный лабиринт. Мы сгребли весь снег с участка на одну сотку. И всего этого снега едва хватило, что бы выстроить жалкое подобие укрепрайона. Где укрыться можно было, только если лечь плашмя. В пещере, которую мы попытались обустроить в самом большом сугробе, едва хватило места с комфортом разместиться кошке Иннокентию. Нам же так и пришлось сидеть на этом празднике снега снаружи.

А в детстве снега было много. В чистом поле, где позёмка сметала излишки, взрослому было по пояс. А уж там, где ветер упирался в препятствие, наметало такие сугробы, не то что пещеру, там можно было выстроить целый город.
К февралю тропинка от избы к бане превращалась в окоп полного профиля. И сидя у окна, иногда можно было наблюдать странную картину. Как у соседей по огороду сам по себе движется таз. Это тётка Поля Голубева, настирав в бане белья, несла развешивать его на сарай, поставив таз привычно на плечо. И саму её за бруствером видно не было, а только таз плыл в синих сумерках, покачиваясь и паря на морозе, как ледокол во льдах Арктики.
С наветреной стороны домов снегу наметало вровень с окнами. Другое дело, что окон в домах в той стороны никто не делал. Пользуясь этой архитектурной особенностью, в такой сугроб было здорово прыгать с крыши. Совсем не страшно. Проблема только в том, что выбираться потом из этого сугроба можно было полдня. По пластунски, по собачьи, как из полыньи. А по другому никак.

Метель метели рознь. Может налететь на час, а может и на пару суток зарядить.
В метель хорошо лежать на печке и читать книжку. Никому до тебя дела нет. Дом, как подводная лодка, переходит в автономный режим. Наружу не выйти, да и незачем. Всё тут, внутри. Всё хозяйство как отсеки корабля, сообщающиеся сосуды. Сеновал с сеном, скотник с коровой и курицами на насесте, сарай с дровами, ларь с мукой, можно прожить. После хорошей метели из такой субмарины даже выбраться - проблема. Двери приметает. Но первее всяких дверей надо откопать собачью будку. Иначе задохнётся. Но это если мело недолго. Иначе собаку забирают в дом.

После хорошей метели понятие дороги в деревне перестает существовать в принципе. Нашей ещё повезло. Через нашу деревню проходила единственная дорога к леспромхозовской лесопилке. По ней ходили лесовозы, и дорогу чистили бульдозером. К весне отвалы по бокам вырастали такой высоты, что и самого бульдозера из-за них видно не было, он угадывался только по звуку и чёрному дыму дизеля из трубы.

Вот я вам случай как раз про дядьку Юру расскажу.

Дядька Юра ездил на работу на мотоцикле. Урал с коляской. Он работал на лесопилке, от дома до работы ему было от силы километр. Вот тоже кстати загадка. Для чего человеку ездить в двадцатиградусный мороз на работу на мотоцикле? Непонятно. Спроси его, он и сам не объяснит. А ведь это, если вдуматься, и есть то самое, что называется загадочной русской душой. Загадочная русская душа, если разобраться, это не какие-то эфемерные вещи. А это сумма вот таких малообъяснимых поступков и действий, непонятных не то что какому-то европейцу, а и самому эти поступки совершающему. Вот поехал дядька Юра на работу на своём мотоцикле, вот те и пожалуйста - загадочная русская душа. Потому что хрен поймёшь, для чего он это вообще делает.

Ну вот. Как-то раз как обычно поехал дядька Юра на работу, а к обеду начало заметать. А к вечеру уж стало мести по серьёзному. Вернулся конечно пешком, было уже не проехать. Мотоцикл оставил на лесопилке.
Мело два дня. На третий, снова где-то к обеду, всё стихло. Прошел бульдозер, прочистил дорогу. Бульдозер прошел - ни одной дорожки ни к одному дому не найдёшь. Ровная стена. Надо брать лопату и пробивать.
Пока мело, лесовозы естественно не ходили. Лесовозы не ходили, лесопилка стояла. Лесопилка стоит, мужики сидят в теплушке, режутся в домино. Ну и бухают, а что ещё делать?
Вот и этот раз. Выпили, и крепко. Метель кончилась, дорога гладкая, дядька Юра откопал мотоцикл, заводит домой ехать. Ему мужики - Юрк, пьяный ведь! Шел бы с нами пешком!
Ну что ты! Разве пойдёт? Ведь у него есть мотоцикл!
Да и мужики особо не настаивали. Дорога - вот она. Не дорога - тоннель. Куда ты из тоннеля денешься? Думают, даже если и случится чего, перевернётся там, или ещё как, всё равно у них на пути окажется.
Но дядька Юра доехал без всяких приключений.
Доехать-то доехал. А въезд найти не может. Дом - вот он, окошки светятся. А въехать как? Бульдозер прошел, по обеим сторонам навал в полтора роста, а дорожку к дому никто не почистил.
И тогда пьяный дядька Юра решил взять его тараном. Почему он так решил? Никто не знает. Загадочная русская душа. Может он представил себя танком Т-34. Может истребителем, идущим на таран. Непонятно. Факт тот, что он сдал метров сто назад, дом его как раз очень удачно стоял на углу, газанул, разогнался, ... И как нож в масло вошел на своём мустанге в снежную стену.
По обочинам-то за зиму снег слёживается в камень, его и танком не возьмёшь. А там, где дорожка, там он рыхлый, свежий. Так что дядька Юра пьян-пьян, а соображал, что ничем не рискует.
Если бы не одно "но"
С этой стороны сугроба он въехал, а с той так и не выехал.
Не хватило мустангу прыти. Там, внутри сугроба, он и заглох. И так совпало, что вместе с ресурсом мустанга кончился ресурс и всадника. Проще говоря, там в сугробе он и отключился. Уснул. А что? Тепло, не дует.

Хозяйка забеспокоилась ближе к вечеру. Когда все мужики с лесопилки уже поели щей и лаялись со своими бабами. Она сбегала к одному, другому, все в один голос уверяли, что Юрка уехал в полном здравии и порядке. И судя по тому, что по дороге он им не попался, до дому он добрался вполне благополучно. Куда мог уехать пьяный муж на ночь глядя, она и представить не могла. Такого за ним не водилось. Оделась, пошла к лесопилке. Вернулась. Ничего подозрительного. Как в прорубь канул. Тут и соседи стали подтягиваться. Дело такое, зима, ночь, мороз, пьяный, все в курсе, что бывает по итогу. И кого-то надоумило. А давай-ко смотреть следы. На только что расчищенной дороге, где не прошел ещё ни один лесовоз, следы от мотоцикла читались как буквы в букваре.
И заканчивались в сугробе.

Откопать дядьку Юру из сугроба оказалось делом десяти минут. Получив пару раз лопатой по затылку, он живо пришел в себя. И даже порывался закончить неудавшийся таран. Пока тётка Тамара не пригрозила спалить на месте его мустанга, и возможно вместе с наездником.
Вот такая незамысловатая история из деревенской жизни. После этого происшествия к дядьке Юре прицепилось прозвище Гастелло. Почему именно Гастелло, никто не знает. Загадочная русская душа.
Но ездить на мотоцикле на работу он так и не перестал.

Вот такие зимы я помню из своего детства. Снега много! А сейчас что? Два часа попадало, и все взвыли. Ни пройти ни проехать.
А потому что в такую погоду дома надо сидеть. Чай горячий пить, и книжку читать.
А не сугробы таранить.
Subscribe

promo raketchik july 14, 2010 10:27 107
Buy for 50 tokens
Жила-была собака. У собаки был забор, в заборе были ворота, в воротах было окошко. Специальное окошко, собачье. Что бы собака через это окошко могла изучать окружающий мир. Ну, собака всё изучила (а фиг ли там изучать? деревенская улица) и ей стало скучно. И от скуки она придумала себе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →